Русская Разведка

Профессиональное сообщество -  Союз ветеранов военной разведки
Русская Разведка
Главная-Сатьи-Новости сообщества-Воскресное интервью: Федор Иванович Ладыгин, руководитель ГРУ в 1992-1997 гг.

Воскресное интервью: Федор Иванович Ладыгин, руководитель ГРУ в 1992-1997 гг.

Воскресное интервью: Федор Иванович Ладыгин, руководитель ГРУ в 1992-1997 гг.

Одним из немногих начальников Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ, (известной секретной службой - ГРУ), которой непосредственно с этой должности ушёл на пенсию, является генерал-полковник Федор Ладыгин.

Он реформировал эту службу после развала Советского Союза, когда российскому государству грозило банкротство и распад. В это время ГРУ не мелькала «горячей новостью» на лентах мировых СМИ, как сегодня, когда его работу западные СМИ связывают со «случаем в Солсбери», вмешательством в выборы в США, гибридными войнами на Украине и «злонамеренным влиянием на Балканах», в чем звучат частые обвинения из Вашингтона.

Этих тем Ладыгин не хочет касаться. Как он говорит, Россию сегодня обвиняют во всем. На прошлой неделе генерал Ладыгин посетил Сербию и принял участие в международной конференции по случаю 20 лет агрессии НАТО против СРЮ.

Вы не в первый раз находитесь в Сербии?

Последний раз в Сербии я был два года тому назад, но бывал я здесь и раньше, включая и то время, когда у вас в стране было очень тяжело. Я был здесь в девяностых годах, 1993, 1994, 1995, 1996, будучи в то время начальником ГРУ ГШ ВС РФ, вместе с представителями других российских ведомств.

Почему?

Ситуация на Балканах в то время развивалась в очень опасном направлении. Мы понимали, что то, что здесь происходило, не было обычным, проходящим явлением, было понятно, что так называемые «миротворцы» в лице НАТО, возглавляемого США, готовят опасную акцию не только против Балкан. Агрессивную акцию глобального характера. Она продолжается и сегодня во всем мире. США и НАТО выбрали Югославию для отработки новых стратегических концепций – как управлять миром и устанавливать мировой порядок под американским диктатом.

Вы возглавляли военную разведку в момент развала СССР и Вы, практически, были первым начальником ГРУ, которого назначили новые российские власти? На этой должности Вы находились в последующие пять лет и Вам пришлось многое строить с самого начала в весьма сложных условиях однополярного мира и ослабленной мощи Москвы?

Мы столкнулись с определенными трудностями. Россия как государство занимала хоть и значительную, но лишь часть бывшей советской территории. Разрушение Советского Союза, разумеется, отрицательно отразились и на военно-разведывательной составляющей оборонного потенциала нашей страны. Но у нас было достаточно сил и возможностей, внутри министерства обороны, чтобы сохранить оставшийся военно-разведывательный потенциал и, в значительной мере в довольно короткий срок во многом обновить его. Поэтому мы были способны выполнять задачи, возлагаемые на Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил страны.

Но в измененном геополитическом пространстве?

Были сохранены богатый опыт предыдущих поколений военных разведчиков и основной костяк высококвалифицированных специалистов Главного управления.

Когда Вы из Москвы, из сложной ситуации, в которой и сами находились, смотрели в направлении Балкан – что Вы видели?

Повторюсь, было совершенно ясно, что Балканы «сильными мира сего» были выбраны в качестве региона, где должны пройти проверку новые стратегические концепции доминирования США и НАТО в мире.

Вы хотите сказать, что тогда тестировали Россию и ее реакцию?

Не только это. Изменяя порядок, они тестировали весь мир. Но главное на что небезосновательно в то время рассчитывал Запад, это безропотность тогдашнего российского руководства. Именно тогда США решили, что при поддержке НАТО могут реализовывать стратегию единоличного лидера монополярного мира.

И чего они достигли спустя почти три десятилетия?

Они достигли того, что мы видим сегодня, в значительной мере им удалось задуманное. Их акция – реализация стратегии концепция разрушения государства – была успешной. Главной проверкой для них была именно Югославия. Они разрушили великую Югославию - СФРЮ, а затем и малую - СРЮ. Впервые после Второй мировой войны в Европе была проведена вооруженная агрессия. Было понятно к чему это ведет, но официальная Москва, с ее тогдашним руководством, к сожалению, в основном отводила себе роль наблюдателя.

И Вы были, пусть даже косвенно, частью того руководства?

Как специальная служба мы реагировали должным образом, но, понимали, что для достижения того, что было необходимо, нужна политическая воля государственного руководства. В тот период оно больше было увлечено борьбой за власть, природные и иные ресурсы бывшего СССР Находившиеся в руководстве страной силы стремились добиться поддержки Запада, и поэтому не противостояли ему.

Новое «смутное время», борьба кланов?

Да, для многих. Но не и для нас. Мы, работая, сохранили свою структуру для обеспечения безопасности страны от угроз извне. Вы проработали в этой весьма важной должности вплоть до 1997 года, Вы догадывались, что Сербия, два года спустя, подвергнется нападению? Все в течение ряда лет шло к этому. Ведь НАТО еще на рубеже 1990- х годов вопреки Хельсинскому Заключительному Акту 1975 года, которым закреплялась нерушимость государственных границ, приступила к развалу СФРЮ. Вскоре агрессивная линия Вашингтона, других европейских столиц на раздробление федеративногогосударства Югославия приобретало все более опасный характер – через гражданские войны.

Вы хотите сказать, что развал СФРЮ также был внешней агрессией?

Это было начало агрессии, начало использования агрессивных по своей сущности стратегий для воздействия на мировой порядок, и их отработка была проведена именно на Югославии. Но в 90-е годы была совершена агрессия США и НАТО на мировое устройство в целом. Это было продолжено в последующие годы. Где случилась первая цветная революция? В Югославии. Где впервые проверялись и отрабатывались концепции, связанные с использованием межнациональных и межконфессиональных противоречий, существующих в каждой стране? Это было «блестяще» использовано по инициативе, при поддержке извне, здесь - в Югославии.

Все современные политические и геополитические технологии были опробованы прежде всего здесь, на сербском народе? На народах Югославии. Но конечной целью было разрушить Сербию. Запугали Европу «великой Сербией», натравливали против сербов другие народы бывшей Федеративной Республики Югославии.

В 1997 году Вы не знали, что в 1999 году произойдет нападение на Сербию?

Не знали, конечно, и не могли ещё знать, но хорошо понимали к чему все ведет. Угроза для Сербии нарастала. С этим были связаны и визиты в вашу страну. В то время здесь отрабатывались разные концепции так называемых гибридных войн, включая дипломатические, экономические пропагандистские меры, войны в информационном пространстве, киберпространстве. Уверен, что впервые все это было опробовано на Югославии. Сейчас говорят, что агрессия НАТО началась 20 лет назад: военная агрессия - да, но агрессия как таковая, с использованием других методов и ресурсов, началась намного раньше, прежде всего предоставлением военной, материальной и финансовой помощи, с использованием пропагандистских и дипломатических мер против Сербии. Бомбили ли самолеты НАТО сербов в Боснии и Герцеговине? Бомбили. Звонил ли президент одного из государств НАТО Ельцину, прося о помощи в освобождении французских летчиков, сбитых и взятых в плен во время тех бомбежек? Звонил.

Но, сейчас, Запад обвиняет Россию в ведении гибридных войн, прежде всего против Украины, на Донбассе?

Пусть обвиняют. Это меня не интересует. В чем только Россию не обвиняют. Сейчас это излюбленное творчество Запада; как говорят на Руси: «С больной головы – на здоровую».

И, как Вы смотрите на то, что сейчас происходит? Каково положение Сербии и улучшилось ли оно?

Прежде всего, вы сами должны это оценить. Со своей стороны могу сказать следующее. Народ сербский с достоинством, понеся тяжелые жертвы, лишения в течение всего последнего десятилетия 20-го века, достойно противостоял многочисленным агрессивным действия НАТО и перенес их. Народ не сломлен, сохранил себя, готов отстаивать и укреплять свою Родину в качестве суверенного нейтрального государства, окруженного странами-участницами недавнего агрессора Североатлантического альянса.

Четыре месяца у нас проходят уличные протесты части оппозиции Сербии, недавно мы видели и всплески насилия во время вторжения в здание государственного телевидения?

Мне представляется, что ситуация не простая и понятно почему. Заметно сильное влияние пропаганды – и не только - извне. Вне всякого сомнения, что против Сербии будут направлены действия и влияния извне и впредь.

Вы видите в протестах оппозиции влияние извне?

Я абсолютно в этом уверен, и более того, убежден в этом.

И, каково это влияние извне, с какой стороны?

С той же, что и 20-30 лет назад: со стороны правящих кругов Североатлантического альянса, начиная с Вашингтона.

В протестах в Сербии Вы видите проамериканскую, пронатовскую окраску?

Вне всякого сомнения. Я в этом глубоко уверен. Это не происходит просто так.

Но, в медиа, включая и медиа из Сербии, можно прочитать, что за протестами стоят «прорусские силы» и что Кремль их более-менее скрыто поддерживает?

Ну, конечно, как же может что-то обходится без участия России?Прием известный: «Держите вора! - кричит бандит только что ограбивший старушку».

Каков интерес Запада поддерживать антиправительственные движения в Сербии?

Вы слышали, что ваш министр обороны сказал 23 марта на конференции для печати об агрессии НАТО? Я верю в искренность его слов о том, что агрессии НАТО против Сербии нет прощения.

Высказывания президента Сербии несколько иные, но и президент и министр – люди одной политической палитры. Могут ли такие воззрения руководителей Сербии удовлетворить вашингтонскую и брюссельско-натовскую элиту?

Какое сообщение распространяется в тот момент, когда мирные протесты перерастают в насилие? С моей точки зрения, этот момент исключительно важен. И очень важна продуманность действий особенно властей на действия их оппонентов.

Помните май 1989 года, когда во время пребывания в Пекине Горбачева М.С. на площади Тяньаньмэнь произошло силовое подавление антиправительственной демонстрации; было большое количество человеческих жертв. Через два года в мае 1991 года в составе делегации во главе с Маршалом Язовым Д.Ф. я был в Пекине. Тогдашний руководитель Китая Цзян Цземинь во время двухсторонней встречи напомнил об этом инциденте и сказал: «Для нас это была развилка – как быть дальше. То, что мы тогда совершили на площади, это было жестко, было немалое число жертв. Но если бы мы этого не сделали, количество жертв по всему Китаю было бы огромным. Мы это предотвратили». Действительно, реакция властей на антиправительственные действия должны быть продуманными, взвешенными исходя из будущего страны.

Газета «ПОЛИТИКА»
274

Актуальные новости

Коронавирус
Коронавирус

Коронавирус - кто...

Китай-экология
Китай-экология

Китай создает...

Подарочное издание к 200-летию Военной разведки.
Подарочное издание к 200-летию Военной разведки
"Кучково поле", 2012 год
Объем: 560 страниц.

Мировые события, ситуации, кризисы